Категория: Это интересно знать

Через тернии к звездам! Знакомьтесь: поэт и художник Геннадий Голобоков

Геннадий Голобоков (1935 — 1978) – один из наиболее ярких художников “космической эры”

В небольшом волжском городке Балакове ходил в школу влюбленный в звезды мальчишка. Товарищам Гена Голобоков давно заявил: вырасту – стану астрономом. А сам рисовал, не выпуская из рук карандаша ни на уроках, ни на переменах. На любом клочке чистой бумаги он набрасывал портреты друзей, тихие балаковские улочки, любимую Волгу. Его работы брали на городские выставки, посылали в Саратов. Через год Гена должен был получить аттестат зрелости, но случилось несчастье. В солнечный летний день 1951 года все, о чем он мечтал, вдруг оказалось недостижимым. Неудачный прыжок во время купания – перелом шейного отдела позвоночника. Шло время, одна больница сменяла другую. Он начинал понимать, что ему уже не подняться с постели.


...Подрамник помещался на груди. Одной рукой Голобоков держал картину, другой – кисть. Руки быстро уставали. Иногда после единственного мазка он просил отставить полотно. Рука с кистью едва дотягивалась до середины холста. Чтобы дать возможность Геннадию писать верхнюю часть картины, ее переворачивали. Он научился видеть написанное в любой позиции. И еще находил этому шутливое объяснение: «Космонавт в невесомости умеет работать хоть вниз головой». И космонавтов он любил писать не потому, что это модно. Он им был близок, как космонавт духа: «Я из тех, кто и в серой серости может к звездам найти разбег». 27 лет, прикованный к постели, Голобоков не знал ни дня отдыха. 
Так работал самодеятельный художник Геннадий Григорьевич Голобоков. Он не сдался. Он знал, что человек может победить любые обстоятельства, если у него хватит мужества для борьбы. 
Раздумьям о будущем, о призвании и возможностях человека посвящены все картины Голобокова Главную тему своего творчества художник определил так: психология людей будущего. Впоследствии в статье, подводящей итоги короткой жизни Г. Г. Голобокова, журнал «Техника – молодежи» напишет: «Пожалуй, именно за Голобоковым можно признать приоритет зачинателя направления «психологической фантастики» в научно-фантастической живописи».
Чем же занят человек будущего? Картина «Сеятель»  (по мотивам Рея Брэдбери "Марсианские хроники").

 Раскаленная, растрескавшаяся земля уходит за горизонт. Космонавт разбрасывает семена. Уже зеленеют первые ростки. И верится: необжитая, умирающая планета станет прекрасной. Другое полотно – «Памятник». Посланец Земли высекает бюст Циолковского. Рядом женщина с младенцем на руках. И на эту мертвую, без счастливого детского лепета, планету пришла жизнь.

Как-то, сообщая о своих новых работах, Голобоков написал, что это «картины, глядя на которые, ты непременно начнешь размышлять». Именно стремлением разбудить фантазию зрителя, заставить его задуматься о завтрашнем дне и следует, вероятно, объяснять секрет большой популярности полотен Г. Голобокова. Каждая его картина – призыв к действию.
Их высоко ценили космонавты В. Севастьянов, П. Попович и другие. Две его картины подарены американским астронавтам и хранятся в космическом центре США в Хьюстоне.
Член Союза художников СССР, летчик-космонавт А. Леонов так оценивал творчество Голобокова: «Его картины на космическую тему, жизнеутверждающие, отличающиеся глубоким психологизмом, выполненные на хорошем профессиональном уровне, являются, на мой взгляд, заметным явлением в новом, «космическом», направлении изобразительного искусства».
Шли годы, и тяжелые приступы стали чередоваться со зловещей последовательностью. Он предвидел неизбежное и работал, работал. Стремился успеть написать еще хотя бы одно полотно. Он не давал себе передышки:  закончил Народный университет искусств имени Н. Крупской, создал десятки замечательных полотен, несущих людям эстетическое наслаждение. Он стал лауреатом Всесоюзного фестиваля самодеятельного искусства, о его работах тепло отзывались народный художник СССР В. Серов, заслуженный деятель искусств РСФСР П. Покаржевский и другие известные художники.

Геннадий Голобоков не только художник, но и одаренный поэт. Цикл стихов "Братья по разуму" - своеобразное дополнение к его картинам. Это единство поэзии и живописи, явленное в одной своеобычной человеческой судьбе, глубоко символично.  

Г. Г. Голобоков умер 17 мая 1978 года.

"Прощание"

Тихий говор. Газеты. Рация. 
Панорам круговой обзор. 
Информация, информация - 
Водопад с великанских гор. 
И вот в этой волне стремительной 
Как события в ярких снах, 
Понимаешь, что мир растительный 
Остро чувствует боль и страх. 
Человече! Венец материи! 
Снизойдя как к живым живой, 
Ты прислушайся к думам дерева, 
Научись говорить с травой. 
И пускай под вселенским пологом, 
Где простор для любой мечты, 
И напалм, 
И руки онкологов 
Позабудут навек цветы. 
И пускай за земным селением, 
Одолев не один парсек, 
Он утонет в восторге зелени - 
Счастьем плачущий человек. 
И, прижавшись к живой акации, 
Улыбнется седая мать... 
Информация, информация, 
Человека ль тебе пугать?

      "За мгновение до посадки"

Плюс и минус. Два вечных полюса. 
Два всего лишь. Почти пустяк. 
Но из них вырастают, борются 
Ложь и истина. Свет и мрак. 
Ликование, страха гиканье, 
Злая ненависть и, как бой, 
Обнимающая вселенную 
Человеческая любовь! 
Плюс и минус. 
От жизни к смерти. 
Крестик маленький и черта. 
Но без них и душа и сердце - 
Абсолютная пустота...

"Возвращение"

Прыжок. Удар. И в вихре света 
Распался сумерек покров. 
- Ну, здравствуй, 
Здравствуй, гость планеты 
- Дитя заоблачных миров! 
Не прячь антенн: познаний - бездна! 
Скорей, скорее дай ответ, 
Ужель в душе твоей железной, 
Как и в моей, покоя нет? 
- Ну что ж, землянин, я отвечу: 
В лучах, что льет твоя звезда, 
Не робот ты, ты Человече, 
И в этом вся твоя беда. 
В бесстрастной чаше мирозданья 
Ты смертной занят суетой, 
Томишься ты тоской желанья, 
Болеешь горечью чужой. 
- Постой, постой, сверхумный Кибер!

Машинных мыслей не пружинь! 
Бестрепетно встречать погибель? 
Нет, даже в муках делать жизнь! 
Бессмертны мы с тобою оба, 
Но свой у каждого удел. 
А вот о том, что я не робот, 
Ни разу в жизни не жалел. 
Вовек не променяю долю 
И жизнь, и смерть до дна испить... 
Ведь если жить своей лишь болью, 
То есть ли смысл на свете жить?

"Череп Кучума"

"НИИ генетики"

За крутыми холмами,

Не во сне – наяву,

Ходит по полю мамонт,

Рвет траву-мураву.

Пьет густые рассветы

И росы перезвон,

И не знает, отпетый,

Что давно обречен.

И что в завтрашнем диве,

Через тысячи лет,

От него только бивень

Будет жить на земле.

И в раздумьях гнетущих

Сердце мне не унять:

Что же в этом грядущем

Будет жить от меня?

Может, грезы о звездах,

Может, почерка стиль?

А быть может, в отрогах

Изотопная пыль?

Так пускай за холмами,

Не во сне – наяву,

Бродит вымерший мамонт,

Рвет траву-мураву,

Ведь не знает он, бедный,

Обреченный давно,

Что гигантам бесследно

Умирать не дано.

10 декабря 2011 года был опубликован циркуляр Центра малых планет  №77125, в котором сообщается о том, что астероид Главного пояса, имеющий номер 237265 получил имя Golobokov в честь замечательного художника Геннадия Григорьевича Голобокова.