Категория: Это интересно знать

Эффект замедленного времени

$o_article->title

Как «замедлять время»?

Жаркий летний день только начинался, волны Южного Буга тихо ласкали берег, и предстоящие выходные обещали стать просто незабываемыми. Не имея других планов, я быстро добрался до нужного места, чтобы заняться своим любимым и экстремальным хобби - бегу с препятствиями по высокому, каменистому берегу с видом на разлив реки. Место располагалось между двумя большими разводными мостами и в народе именовалось «Дикий сад». Этот небольшой участок суши был поистине мистическим, недаром здесь жили когда-то древние греки, затем скифы, а теперь тут встречались только рыбаки и романтики.

Я нередко здесь гулял, совершал короткие пробежки, отрабатывал прыжки или просто фотографировал. Жаркая погода и уверенность в себе заставили меня в тот день сделать главную ошибку. Вдыхая перегретый воздух и передвигаясь по огромным камням, я максимально ослабил шнурки на своих кедах, что чуть не стоило мне тогда жизни. Итак, хорошо размявшись и поймав нужную волну, я с азартом стал перемещаться по каменистому обрыву, то и дело перепрыгивая с камня на камень, любуясь узкой полосой песка и пенистыми волнами где-то там внизу. Примерно на середине пути на выбранном мной маршруте меня ждало самое сложное препятствие. Узкая каменистая тропинка прерывалась и, чтобы продолжить свое движение, нужно было сделать двойной прыжок: как можно сильнее оттолкнуться от крайнего выступа, на лету ударить ногой о торчащий в стене камень и долететь до следующего плоского камня, где и продолжалась эта тропа. Место мне было хорошо знакомо, и таким образом данный участок я уже преодолевал, но в тот раз все пошло не так, как следует. Сделав первый толчок и затем на лету, ударив ногой о скалу, я просто пришел в ужас. Обувь на ноге провернулась, и вместо так необходимого удара нога резко ушла вниз.

Высота от тропы до береговой линии составляла около пяти метров. Всюду виднелись торчащие камни, впадины и только монотонный прибой звучал так, как будто бы ничего не случилось. Самым предсказуемым тогда было хаотичное падение, сопровождавшееся несколькими ударами о камни, и затем жесткое приземление с травмами или даже с более печальным исходом. Что же тогда случилось со мной на самом деле, я запомнил на всю свою жизнь. Еще бы! Свое движение я воспринимал так, как если бы оно происходило в замедленной съемке. Казалось, что все растянулось на минуты или целую вечность, а не длилось каких-то несколько секунд. Я отчетливо видел, как неторопливо приближался к моему лицу выступающий с обрывистого берега зазубренный камень, отбивал его рукой, проворачивался в воздухе и падал дальше. Снова группировался, защищал голову и так, пока не долетел до финального плоского камня, лежащего у самой воды. Этот последний удар спиной вернул тогда все на свои места. Время больше не казалось мне растянутым, и я снова стал нормально воспринимать звуки и мир вокруг себя. Переведя дух, я начал прислушиваться к своему телу, осторожно двигался и пытался понять, что у меня цело, а что нет. Самым большим везением было то, что удар об острый выступ на этом «плоском» камне пришелся левее позвоночника, и он у меня остался целым. Голову я берег в падении больше всего, но вот руки… С одной из них была просто беда! Кожа на правой ладони висела так, что можно было рассматривать структуру мышечных тканей под ней. Синяков и ссадин было тоже достаточно, хотя никаких болей я тогда еще не чувствовал, эти ощущения вернулись ко мне лишь ближе к вечеру. Осторожно поднявшись и глубоко вздохнув, я понял, как мне несказанно повезло! Все кости были целы, я мог спокойно ходить и потому сразу же пошел к своим друзьям, живущим совсем рядом. Моего товарища тогда не оказалось дома, и его дочка Настя любезно оказала мне первую медицинскую помощь. Она промыла мне руку перекисью, засыпала все стрептоцидом и наложила повязку. Кратко рассказав о своих делах и приключениях, я поблагодарил ее и ушел на автобусную остановку.

Адреналина в тот день было выделено столько, что боль и усталость вернулись ко мне лишь к вечеру, и только утром я стал догадываться, сколько мне на самом деле придется пролежать. «Замедлять время» для организма оказалось серьезной нагрузкой, и теперь необходимо было долго восстанавливаться. Постоянно борясь с болью и слабостью, я с трудом мог дойти до кухни или до санузла. Через десять дней я уже был молодцом, хотя эти и другие события заставили меня долго приходить в себя и в итоге вообще отказаться от так любимых экстремальных пробежек.

Я много видел в своей жизни странных и интересных вещей, но теперь еще и узнал, как «замедлять время». Как же прекрасна и многообразна наша человеческая жизнь и как безумно мало мы ее знаем и ценим! Тот случай не был единственным, когда жизнь висела на волоске, и я выжил самым неожиданным образом. Пытливый ум и бунтующая натура часто ставили меня в самые непростые ситуации. И всякий раз, вспоминая что-либо подобное, хочется за все благодарить Бога, стремиться к знаниям и просто удивляться, жить и созерцать.