Категория: Литературное творчество

На горе.

Рядом с нами есть параллельные миры, и оттуда иногда приходят гости...

 Село лежало на берегу небольшой речки, что изгибом обнимала его с запада. На востоке, где-то за километр от околицы, в небо величественно и отстраненно поднималась гора, вся покрытая лесом. Снизу казалось, что зеленые волны леса накатываются на вершину. А на самой верхушке, словно срезанной гигантским ножом, на ровной площадке стоял домик Анта. С севера и запада поляну на вершине горы защищали несколько могучих дубов и ореховых деревьев, а с юга и востока она заросла чистой густой травой и была открыта всем ветрам, Солнцу и Луне. Домик Анта стоял, прижавшись к одному из дубов, и он принимал на себя все удары непогоды. Домик весь зарос плющом и диким виноградом, лишь окна и дверь выглядывали из зеленого ковра, поэтому казалось, что домик выращен самим лесом. Большинство селян так и думали, да и самого Анта считали порождением леса и горы. Никто не знал, сколько ему лет и, хоть выглядел он как мужчина средних лет, старейшие люди в селе со времен своего детства помнили его таким же. Шли года и десятилетия, в селе рождались дети, взрослели, старели, а Ант все оставался прежним.

 Селяне вполголоса говорили, что он знает секрет бессмертия и что этот секрет – в воде ручейка, пробивающегося со скалы на несколько десятков метров ниже плоской вершины. Многие жители села ходили время от времени к тому ручейку, брали из него воду, холодную и вкусную, но бессмертным никто из них не стал. Зато болезней селяне не очень боялись, знали – при нужде поможет Ант. Иногда он спускался с горы, приходил в село и шел по улице, высокий, стройный, с густой гривой чуть седеющих каштановых волос, перехваченных по лбу кожаным ремешком с мерцающими то ли металлическими, то ли каменными бляшками. Темный плащ, накинутый на плечи и скрепленный на груди, при ходьбе приоткрывал тяжелый нож на широком поясе справа и несколько кожаных пеналов слева. Весть о его появлении мгновенно разносилась по селу, люди выходили с хат и огородов, с почтением приветствовали гостя, приглашали его в дом, дарили гостинцы, обращались со своими проблемами. У кого-то были нелады со здоровьем – Ант пристально всматривался в человека, и в глубине его золотисто-карих глаз вспыхивали быстрые зарницы. Длинные пушистые ресницы то затеняли его глаза, и они озабоченно темнели, то взлетали вверх, и тогда глаза вспыхивали теплым сиянием. При необходимости Ант доставал из карманчиков на поясе нужные лекарства и советовал, как их принимать. В других случаях он просто держал руки над больным – и болезнь уходила.

 В селе говорили, что Ант может лечить даже на расстоянии. Был случай, когда одной бабёнке стало ночью плохо. Семья спала, ей жаль было будить уставших родных – и вдруг хворая увидела Анта, сидящего на табуретке у ее постели. Он протянул над ней руки – одну ближе, другую дальше – и сидел молча. В лунном свете, плывущем из окна, молодуха ясно видела его сосредоточенное лицо и неподвижную фигуру, от которой веяло спокойствием и силой. Болезная несколько минут зачарованно смотрела на него, а потом вдруг уснула. Проснувшись утром, почувствовала себя практически здоровой, а дверь хаты была закрыта на засов.

  Ант со всеми обращался одинаково – спокойно и с уважением. Никто в селе не мог похвастаться его особым отношением, никто не был в гостях в его лесной избушке. Старики рассказывали легенду, что давным-давно была у Анта семья, была жена, русокосая Лада, стройная и веселая, была дочка Марийка, и жили они в селе. Был тогда Ант обычным молодым селянином. Но как-то осенью шел через село странник-дедушка, попросился к молодым переночевать, да и остался у них на всю зиму. Ант поначалу удивлял друзей новыми необычными знаниями, а весной начал с дедушкой строить избушку на горе. В нее потом и перебрался жить старик, Ант же все меньше времени проводил в селе и все больше – на горе. О чем они там разговаривали долгими вечерами, а то и днями – неизвестно, только стал Ант молчаливым и нелюдимым. А года через два старик с горы исчез, селяне поняли это по тому, что Ант вечерами уже был дома. Куда подевался старик и откуда он пришел – селяне так и не узнали, а от расспросов любопытных Ант мягко уклонялся.

 Прошло еще года два. Морозы в ту зиму были лютые, ветра злые. А на излёте зимы, когда уже начались оттепели, Лада вдруг захворала. Ант не видел Солнца и людей, зачем-то бегал в пустую избушку на горе, приносил из леса сухие травы, веточки и корешки, еще что-то, хлопотал возле любимой денно и нощно. Но все оказалось зря – в первый весенний день, когда и Солнце сияло, и снег таял, и птицы весну приветствовали – в селе хоронили русоволосую красавицу Ладу. Онемевший Ант нездешним взглядом смотрел в одну точку, не слышал, что ему говорили люди и только крепко сжимал ручку дочери Марийки, словно боялся хоть на шаг отпустить ее от себя. Малышке не было еще десяти лет, но она по-взрослому печально смотрела на всех большими зеленоватыми глазами. И от этого взгляда каждому казалось, что он в чем-то виноват.

 Несколько дней Ант почти не выходил из дома, а потом соседи увидели, что они с дочкой начали переносить свой скарб в избушку на горе. Так Ант ушел из села на гору. Поначалу старые друзья еще пытались вернуть его в село и в обычную жизнь. Мол, жизнь идет дальше, и надо думать о будущем.

 - Да, - скупо отвечал он, - надо думать дальше.

И скоро его перестали тревожить.

 Раз на несколько недель Ант с дочкой приходили в село, чтобы добыть чего-нибудь нужное для хозяйства и быта. Через год-полтора селяне обратили внимание, что он несколько раз давал полезные советы заболевшим, да еще и давал им нужные для лечения снадобья, что имел при себе. И село поняло – Ант стал знахарем.

 Шли года. Сельские парни вдруг стали заядлыми грибниками и собирателями ягод, а зимой – хвороста. Причем всё это они почему-то искали поближе к вершине горы, где в лесу можно было встретить Марийку, теперь необычайно красивую девушку – она помогала отцу в его знахарском деле. И грибники стали рассказывать чудные вещи: у Анта с дочкой иногда бывали гости, но никто не понимал, откуда они приходят. Дорога на гору шла через село, никто из чужих по ней не проходил, а восточный склон был очень крутой и заросший густым кустарником. А еще иногда с вершины слышался странный дрожащий звук, будто лопнула струна. Обычно после этого ночью горел костер на поляне у домика и любопытные юноши, ходившие на разведку, говорили, что слышали там веселый смех и голоса нескольких мужчин. Но подойти ближе никто не мог – тропки странным образом уводили прочь от поляны, в каком бы направлении ни шли разведчики. А иногда слышался женский смех, и смех Анта, и над поляной плыло легкое мерцающее сияние. При взгляде на него юношей охватывала щемящая тоска за чем-то несбыточным, и тогда им не хотелось идти на посиделки к своим сельским подружкам. Многие из них пытались заговорить с Марийкой при встрече – она отвечала на приветствие и спокойно смотрела на парня зеленоватыми глазами. И тот вдруг понимал, что ему нечего ей сказать.

 Однажды с вершины донесся короткий мелодичный аккорд, и с этого дня Марийку долго не встречали в лесу. Лишь через несколько месяцев грибник встретил в лесу дочку Анта, и не одну, а с высоким прекрасным юношей, и одежда на них была из невиданных тканей, и очень красивая. А еще позже говорили, что Марийку видели с дитём, потом – с двумя и с несколькими. Ант оказался счастливым дедом.

  Со временем звук разорванной струны слышался все тише, а позже и совсем исчез, лишь сияние ночью над поляной стало почти постоянным, и уже никто не мог подойти к избушке Анта, как бы ни хотел. Что за люди жили там, откуда приходили на поляну – село не могло понять. Через десятилетия Анта стали воспринимать как магическое существо, как восход Солнца, как радугу, гром или свет далеких звезд, как природное явление  и уже просто не пытались его понимать. Ант стал частью окружающего мира.

   Прошло девять столетий. За это время изменилась река – выпрямила дугу, когда-то огибающую село, смыла часть дворов на своем берегу. Изменилось село – стало больше, хаты отгородились друг от друга заборами. Подрастающие поколения уже не верили в Анта, считали рассказы о нем старческими предрассудками. Но раз на несколько десятилетий Ант появлялся в селе, все такой же стройный и красивый. И после его появления у некоторых селян вдруг проявлялись странные способности – кто-то научился находить воду, кто-то – лечить людей или животных, у кого-то начинало расти все, что ни посадит, хоть и полусухую веточку. И еще реже на горе появлялась Марийка, обычно с кем-нибудь из своих уже взрослых детей. После ее появления лес становился здоровее, буйно росли травы и кустарники, наполнялся водой мелеющий ручей. Будто крылья Мудрости и Любви касались земли при появлении Анта и Марийки.

 …Сорок лет они уже не приходили в село и на гору. Зато по земле покатилась война. От села к селу летали банды всадников с разными по цвету флагами, по-разному одетых, но обирали селян одинаково, а кого-то и расстреливали «во имя наведения порядка».

 И в один день с горы прозвучал давно не слышанный вибрирующий звук лопнувшей струны, и сразу за ним – выстрел. А через несколько минут улицей, на которую выходила тропа с горы, проскакал всадник с испуганным лицом. Почуяв недоброе, несколько селян поспешили на гору. Там, на поляне, у полностью заросшей виноградом избушки лежала Марийка, убитая выстрелом в сердце. На ее лице застыло удивленное выражение. Селяне решили пока ее не трогать и вернулись домой. Из села поспешно уходили бандиты, а один из них, наверное, в который раз, со страхом рассказывал:

 - Иду я, а она…прямо из воздуха…, и этот звук…, ну, думаю, сейчас убьет чем-нибудь. Еще и улыбается, думала, ее верх будет! Ну, я успел выстрелить…

 Ночью с горы снова прозвучал звук струны, а утром Марийки на том месте уже не было. Не было и Анта. И с тех пор их уже никто не видел ни в селе, ни на горе. Через 20 лет высох ручей с целебной водой. Память об Анте и Марийке окончательно перешла в разряд легенд. Только в селе стало больше рождаться детей с необычными способностями и талантами. Может, это следы внуков Анта?

Н.Девятаева.

2000г.